Лента: Религия

«Влияние музыки на духовное развитие личности»

«Влияние музыки на духовное развитие личности»: беседу на такую тему провел 7 ноября архиепископ ВолоколамскийИларион (Алфеев). глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, с посетителями Библиотеки искусств им. А. П. Боголюбова в Москве. Духовно-просветительская беседа состоялась в рамках цикла культурно-просветительских встреч «Диалог Церкви и общества», который организован Комиссией по вопросам сохранения духовных святынь и культурных ценностей Общественного совета Центрального федерального округа. Архиепископ Иларион по светскому образованию – композитор, обучавшийся в Московской консерватории.

Первую часть встречи архиепископ Иларион посвятил рассказу об истории музыки и об осознании ее значения в обществе на разных стадиях его развития. Начав с Древней Греции, он показал, что музыка воспринималась, в первую очередь, как «продолжение слова». Уже в Древней Греции существовала «развитая музыкальная теория». В греческой культуре присутствовало осознание того, что музыка представляет собой «особый язык», что разные роды музыки по-разному воздействуют на душу воспринимающих: фиксировалось как «полезное» влияние», так и «отрицательное».

Огромное место занимала музыка в Древнем Израиле, где она была неразрывно связана с богослужением. Упомянув о богатстве и разнообразии храмовой музыки в период расцвета древней иудейской культуры, архиепископ Иларион утверждал, что, лишившись храма (в период Вавилонского пленения), народ Библии утратил и музыкальную жизнь. Однако христианская музыка родилась именно из «ветхозаветной основы».

Говоря о христианской культуре, иерарх отметил, что с самого начала она «отвергла инструментальную музыку»: отдавая «абсолютный приоритет слову», она допускала только вокальное исполнение молитвенных текстов, что было неотъемлемым элементом богослужения. Архиепископ рассказал о том, почему до нас не дошли имена как византийских, так и древнерусских церковных композиторов: так же, как в иконописи, процесс создания художественного произведения не мыслился как акт творческого самовыражения; он опирался на существующие каноны (в случае музыки – «попевки»). Народная музыка и в западном, и в восточном средневековье не воспринималась как искусство.

Новые процессы начались в эпоху Возрождения: произошел отрыв музыки от богослужения, а инструментальная музыка приобрела самостоятельное значение. Так в Европе возникли и стали развиваться разные жанры светской музыки, которая пришла в Россию только в XVII в. Несмотря на эти кардинальные изменения, светская музыка, в том числе – музыка классицизма и романтизма, сохраняла свою связь с «церковной эстетикой», т. к. была «ориентирована на прекрасное», основана на гармонии и консонансе, продолжил выступавший. Лишь во второй половине XIX-начале ХХ вв. музыкальное искусство окончательно отделилось от своей «церковной сердцевины». В этой новой музыке диссонанс стал преобладать над консонансом, гармония уступила место дисгармонии, появились гротескные и «чисто формальные», созданные по математическим правилам произведения. Как следствие – музыка перестала быть достоянием широких слоев слушателей, а в ХХ в. она и вовсе «разучилась говорить с широкой публикой», т. к. музыка авангарда «стала умозрительной, противоречащей свойствам человеческой души». Так произошло разделение музыки на «серьезное искусство» и поп-музыку, которая, по мнению архиепископа, сегодня «развивает не высокие качества человеческой души, а воздействует на самые низменные инстинкты, она не делает человека прекраснее, а делает его более жестоким и озлобленным».

В наше время воздействие разных видов музыки на человека все более очевидно, однако по-прежнему музыка представляет собой «абсолютно таинственное и неисследованное явление»: «есть музыка, которая может заставить человека плакать, раскаиваться в грехах и исправлять свою жизнь, а есть такая, которая развращает человека, …меняет внутренний ритм жизни,…оказывает пагубное воздействие на душу», отметил архиепископ Иларион. «Молодежь в большинстве своем не только не слушает классическую музыку, но и не способна ее воспринимать», – с сожалением подчеркнул архиерей.

Он убежден, что музыкальное воспитание является неотъемлемой частью духовно-нравственного формирования человека. Музыкальное воспитание в семье должно начинаться еще до рождения ребенка – известно, классическая музыка, которую слушают матери в период беременности, благотворно сказывается на воспитании ребенка. «В детстве ребенок должен быть окружен музыкой благородной, возвышающей, а не той, что будит звериные инстинкты», — сказал архиепископ Иларион. Важным аспектом правильного музыкального воспитания он считает также то, что «при помощи музыки связываются между собой поколения ушедшие и живущие».

Отвечая на вопросы, глава ОВЦС рассказал, что его обучали музыке с младенчества, поэтому в семье считают, что он «научился петь раньше, чем говорить». Упомянув о своем музыкальном и композиторском образовании, он сказал: «Музыка стала частью моего естества. На меня музыка действует больше, чем слово». В 20-летнем возрасте, решив принять монашество, он отверг музыку как несоответствующую высокому духовному призванию. «С возрастом монашеский радикализм уменьшился, и я стал слушать разную музыку», — рассказывал архиепископ Иларион, добавив, что три года назад, после 20-летнего перерыва, он вновь стал писать музыку. Широкую известность в мире получили такие его вокально-симфонические произведения, как «Божественная литургия», «Всенощное бдение», «Страсти по Матфею», «Рождественская оратория». Как сообщил автор этих произведений, 12 ноября в Колонном зале Дома союзов состоится премьера нового сочинения – симфонии на основе псалмов.

Участники вечера интересовались тем, как архиерей относится к рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда». «Я хорошо к ней отношусь», — без обиняков заявил выступавший. Он пояснил, что сам впервые услышал это произведение, будучи в армии, и наблюдал, как для многих солдат эта рок-опера стала «первой встречей с темой Иисуса Христа». По мнению архиепископа, можно говорить о «важной миссионерской роли» подобных произведений в те годы, когда «невозможно было получить непосредственные знания о религии», да и сейчас, «в условиях западного общества». Очевидно, что эта рок-опера «не соответствует церковным критериям», а образ Христа далек от церковного представления о Нем, однако «там создан привлекательный образ Христа, а вступление на стезю христианской веры как раз с этого и может начаться», сказал герой вечера.

Учитывая, что архиерей в целом негативно высказывался о рок-музыке, закономерным оказался вопрос о его отношении к церковной миссии на рок-концертах. Архиепископ Иларион уточнил, что не говорил о пагубном воздействии всей рок-музыки, т. к. недостаточно знает ее, чтобы высказываться компетентно. Однако церковную проповедь на рок-концертах, так же как создание молодежных рок-групп при приходах он оценивает весьма положительно. «Если священники ходят на рок-концерты, они делают это сознательно и с миссионерскими целями. Церковь должна быть достаточно открыта к различным проявлениям молодежного творчества. Важно использовать сейчас нетрадиционные, непривычные формы миссионерства. Мы сейчас живем в такую эпоху, когда православные пастыри не должны просто сидеть в своем храме и ждать, когда к ним придут. Есть священники, которые говорят: «Мы свидетельствуем об Истине Христовой самим фактом своего существования». Этого сейчас недостаточно. Если бы апостолы после Воскресения Христа засели бы в Сионской горнице, то я боюсь, что мы с вами так и не узнали бы ни о Христе, ни о Евангелии. Надо идти навстречу, надо идти в мир, в том числе – и враждебный христианам. А значит, такие средства проповеди оправданы сейчас», — заключил архиерей.

Встреча завершилась выступлением оркестра духовной музыки, инструментального «Трио Мендельсона» и лауреата международных конкурсов баяниста Олега Верещагина (Италия).

Юлия Зайцева